Главная » Наука » Как советский школьник изменил систему образования США

Как советский школьник изменил систему образования США

Ровно 60 лет назад, в далеком 1958 году журнал «Лайф» задумал немыслимое дело — сравнить двух школьников из США и СССР. Космическая гонка в самом разгаре. И вот страна, которая только-только оправилась от последствий Второй мировой, полным ходом опережает сытые, благополучные Штаты, первой запускает искусственный спутник Земли в космос!

Искать секрет успеха журналисты «Лайф» решили в системе образования. Представлять Штаты довелось Стивену Лапекасу из Чикаго. В Советском союзе выбор пал на Алешу Куцкова — ученика московской школы №49. Обоим по 16 лет, и представить себе двух более непохожих подростков просто невозможно. Стивен — румяный тинейджер, словно сошедший с рекламы зубной пасты. Алексей — насуплен и хмур, и только-только отрастил свои первые усы.

— Тогда фотограф специально поставил меня против солнца, поэтому у меня получилось такое выражение лица, — вспоминал потом Алексей.

Школьный радиокружок, 1958 год. ФОТО ТАСС

Школьный радиокружок, 1958 год. ФОТО ТАСС

Чем руководствовались журналисты при выборе, неизвестно. 49-я школа — в старинном, элитном что в СССР, что сейчас, районе, на Фрунзенской набережной. Austin High — обычная «общественная школа» в криминальном районе в пригороде Чикаго. Может, 49-я была единственной, куда не побоялись пустить американских фотографов?

— Я до сих пор не знаю, почему выбор пал именно на меня, — рассказывал Алексей Алексеевич. — Директор школы, Мария Скворцова, сейчас уже покойная, объяснила — американцы хотят понять, как живут и учатся советские школьники. Особого акцента на то, что мне надо представлять свою страну, она не делала, но попросила постараться.

“Опережает Стивена в развитии почти на два года”

О существовании друг друга и тем более о том, что их будут сравнивать, мальчики не знали до тех пор, пока не получили итоговый номер «Лайф». Журналисты попросили их жить своей жизнью, и целый месяц сопровождали ребят во всех их делах. А потом опубликовали фоторепортаж.

СССР. Алексей отвечает на вопрос учительницы. На заднем фоне — огромная приборная доска в полстены, с кучей реле и датчиков.

США. Пока Стивен читает вслух страницы из учебника у доски, школьница на задней парте листает гламурный журнал. И все снимки в том же духе.

Алексей учит английский язык (книжка завернута в бумажную обложку с надписью «English» от руки, крупными буквами, чтобы было видно на снимке). Сидит в химической лаборатории за колбами и пробирками. Проводит оптические эксперименты. Занимался в конькобежной секции ЦСКА, но сейчас начал играть в волейбол за юношескую сборную столицы. Ему нравится одна из одноклассниц — Марина Дубровникова, но о свиданиях он и не думает. В свободное время Алеша играет на пианино, сидит с другом за шахматами или ходит на концерты.

Стивен — со смешком возвращается на свое место, не сумев решить задачку по геометрии у доски. Отвлекается на препарированную морскую свинку во время урока по биологии. Занимается плаванием (на фото — вцепился в специальную доску для детишек, которые только-только учатся плавать). Учится печатать на машинке, шутя «На одно слово у меня уходит целая минута!» А после школы танцует рок-н-ролл со своей подружкой Пегги Донахью.

«Алексей опережает Стивена в развитии почти на два года», — делают вывод журналисты. Думаю, в манхеттенских гимназиях тоже нашлось бы немало талантливых учеников, способных составить достойную конкуренцию Алеше. А заводила из какой-нибудь рязанской школы проводил бы на танцах в районном клубе не меньше времени, чем Стивен.

— Та статья была нелестной, мягко говоря, — рассказывал Стивен 40 лет спустя в одном-единственном интервью. Инцидент с «Лайфом» отбил у него охоту общаться с журналистами на всю жизнь. — Они сделали из меня какого-то придурка, который все свое время проводит на танцульках.

1 декабря 1958 г. Рабочая молодежь во время урока. Фотохроника ТАСС

1 декабря 1958 г. Рабочая молодежь во время урока. Фотохроника ТАСС

“Ни сувениров, ни жвачки”

Насколько сильно исследователи исказили факты, сейчас уже и не разобраться. Алексей отмечал, что те журналисты не слишком-то стремились вникнуть в мечты и чаяния советского подростка:

— Ни о какой дружбе между нами не было и речи. Весь месяц они питались в ресторанах, но меня с собой не пригласили ни разу. Не было ни подарков, ни сувениров, ни пресловутой жвачки… Вообще-то дотошными они были ребятами. Но и воспитанными — если я говорил: сюда я пойду один, не приставали с уговорами. Например, они ни разу так и не побывали у меня дома, хотя очень хотели. У меня тогда болел дедушка, и я сказал: ко мне нельзя. Посокрушались, но не настаивали… Каждое утро они поджидали меня в школе. Сидели на уроках. На переменах, правда, оставляли в покое. А после уроков мы вместе ехали куда-нибудь.

В любом случае, фотоснимки сделали свое дело. Они заставили американцев задуматься о том, что с их системой образования может быть что-то не так.

Своя пропаганда

“У американских подростков нет стимула учиться, они перекормлены и недозагружены, — писал в том же номере «Лайф» Слоан Уилсон, заместитель директора Национальной гражданской комиссии по общественным школам. — В Советском Союзе же ученые и инженеры — это новая аристократия, и попасть в нее можно лишь благодаря учебным достижениям. Если советский мальчик провалится в школе, перед ним будет маячить лишь робкая перспектива быть рабочим на заводе. Никто в России даже не мечтает бросить школу, чтобы заработать миллионы в продажах”.

Стивен изучает английский, американскую историю, геометрию и биологию. За геометрию его мать платит дополнительно, 4 доллара в час. Список предметов Алексея куда больше, и все бесплатны.

— Американская школа тоже хотела бы иметь свою химическую лабораторию, но у нее нет на это денег, — отмечает Слоан Уилсон. — Немногие ученики смогут позволить себе плату за эти занятия. А вот открыть бесплатные уроки вождения сможет любая школа, договорившись с местным дилером насчет машин.

Если бедный Джонни не в силах освоить математику, школа научит его резьбе по дереву. Не выкидывать же его на улицу, ведь образование позволит ему стать более хорошим гражданином, пишет эксперт. Школе не по карману учитывать потребности каждого ребенка, и все что она может — лишь чуть подровнять детей в знаниях.

В общем, получилась такая “пропаганда наоборот”. Если в Советском Союзе все привыкли к утверждению “Наше образование — лучшее в мире”, то журналисты “Лайф”, наоборот, сделали однозначный вывод “Система образования США крайне слабая, поэтому коммунисты и оказались первыми в космосе”. Видимо, изначально и ставилась задача: этой публикацией встряхнуть нацию, пробудить ее от сытого сна.

Что стало с героями

С тех пор прошло 60 лет.

Стивен окончил Университет Иллинойса, стал пилотом. Дважды женат, дважды разведен, двое детей. Он ни разу не был в России. «Я бы хотел побывать в СССР, в этом параллельном мире тогда. А сейчас, говорят, Россия стала слишком европейской», — рассказал он в единственном интервью.

Алексей окончил Московский авиатехнический институт (МАТИ), дослужился до замдиректора Норильских авиалиний, работал в Межгосударственном авиационном комитете (МАК), занимался расследованиями авиационных просшествий.

Личная жизнь вполне сложилась: женился — «не на Марине, она вышла замуж за моего лучшего друга, того, с которым я играл в шахматы по вечерам».

По некоторым сообщениям, Алексей пытался встретиться со Стивеном во время одной из поездок в США — но тот отказался.

У супруги Куцкова, Людмилы Николаевны, другая версия: Алексей Алексеевич со Стивеном все-таки встречался во время одной из служебных поездок Куцкова в Штаты. Но о том, как она прошла и о чем говорили “антиподы”, муж Людмиле Николаевне не рассказывал — видимо, особого впечатления она на него не произвела.

Алексей Алексеевич по-прежнему живет в Москве. Серьезно болен.

Муж ушел из МАКа по состоянию здоровья, с журналистами общаться, увы, не в состоянии, — рассказала “КП” по телефону Людмила Николаевна. — Мы о той истории не очень-то часто вспоминали. О ней стало известно лишь в конце 80-х — начале 90-х годов. А до этого нам никто ничего не рассказывал, публикацию не показывал. Я не могу сказать, что она как-то сильно изменила судьбу мужа.

Но его же явно неслучайно выбрали для такой ответственной публикации?

Он просто хорошо учился, занимался спортом, мечтал поступить в институт, был из типичной советской семьи того времени, отец погиб на фронте…

Американская школа Austin High по-прежнему функционирует, и даже получила скандальную известность после того, как один из ее выпускников написал книжку о местных криминальных бандах.

Той, старой, 49-й школы уже нет на карте Москвы — сейчас в этом здании находится школа дзюдо. Нет и МАТИ — вуз присоединили к Московскому авиационному институту, а после реорганизовали и его. Нет Госавианадзора, и даже “Норильские авиалинии” прекратили свое существование. Как и Советский Союз. А вот по поводу советской системы образования иногда еще возникают вопросы. Впрочем, как говорится, “пациент скорее мертв”.

США же сделали вывод из урока, который дал советский школьник. После той исторической публикации система образования в Штатах была серьезно и довольно быстро перестроена.

И теперь “Роскосмос” с большой ревностью смотрит на успехи NASA, постепенно “заселяющего” Марс роботами, и Илона Маска, поставившего на поток коммерческие запуски аппаратов на орбиту, а Калифорния стала меккой для IT-специалистов во всем мире.